?

Log in

Об акции Пуси Райт.

Во вторник на Масленичной недели 5 девушк из Пуси Райт провели акцию в Храме Христа Спасителя, в платьях неимоверных расцветок и цветных же масках- исполнили молебен: "Богородица, Путина прогони". Девушки уже выступали на лобном месте, на крышах столичных автобусов, в станциях метро. Некоторые тексты их выступления содержат нецензурные высказывания
Где прочесть содержание их песен? Ведь их было 5, а где ещё две?.

Театр Женовача

Вчера смотрела "Брат Иван Фёдорович". Как всегда блистательная игра актёров.
Скромная декорация.Отсуствие музыкального сопровождения.Что усиливает впечатление от игры. Здание, приём зрителей - всё доброе, оригинальное.Я смотрела третий спектакль в театре Женавача и признаюсь в любви к театру и его коллективу.

Ходите в театры!

Была в театре Женавача на спектакле "Игроки" по Гоголю.
Великолепно всё: постановка, игра актёров, декорация, помещение театра, обслуживание. Каждому погносят бесплатно программу. Яблоки для зрителей - ешьте бесплатно на здоровье. Если некуда сесть, принесут стул и усадят. Народ долго не отпускает актёров. Восторженные овации.
До этого смотрела спектакль по Чехову "Три года".
What gives your life special meaning and purpose? Do you think it's important to leave a lasting mark on the world? If so, what form do you think this will take?

Живу интересно. Пишу, рисую.
Посещаю профессиональные литературные и художественные мероприятия,
активно уааствую в них.
Могу присовокупить к сему соответствующую.ссылку.
Лия
Я художник, писатель , журналист.
Участвую в выставках, в Литературных клубах:
Московитянка, Магистраль,Детских писателей.
Состою в клубе любителей графики.
Бываю часто в театрах и т.д.
Пишу и рисую. Это моя жизнь.

Дерево жизни. Притча

Человек подобен листку на дереве жизни.
У дерева есть ствол. Ветви. Корни.Крона.
Свет и тепло струятся по листьям вниз.
Влага и питание из земли поднимаются
по корням и стволу вверх. Это единое
целое бытия и взаимосвязи всего живого
на белом свете.
****

Молодое весёлое яблочко по имени Яша решило покинуть родное
дерево и начать самостоятельную жизнь.

- Я всё смогу сам! Ни учить меня, ни помогать не нужно.
И вообще я:
всех яблок -СЛАЩЕ.
всех яблок - РУМЯНЕЙ.
всех яблок-УМНЕЕ.

И покатился Яша по дорогам и тропинкам, обходя издалека все
встречные яблони. Докатился Яша до чистого поля, где цвели
васильки, ромашки, да зеленела трава. Смотрели они на Яшу и
восхищались:

конечно ты МУДРЕЕ всех,
конечно ВЕСЕЛЕЕ всех,
конечно всё ты СМОЖЕШЬ сам.

Прошло лето. Промелькнула осень. Яшка высох. Его присыпало
землёй.К весне одно его семечко прорасло и потянулось вверх
к солнцу.Зашумели на нём летом листочки. Прилетали воробьи
и ласточки.Свили на ветках гнёзда.Завели детей. Запели,
защебитали. Весело стало дереву.


Незаметно пролетело несколько лет. Яблонька зацвела. На цветы
слетались бабочки и тчёлы. К осени появились яблоки. Большие.
Румяные.Вкусные. Но никто их не собирал. Не кушал. Не убирал.
Они падали и гнили под деревом. Осенью их засыпали пожелтевшая
листва.

Наступила зима. Сердитый ветер гнул и ломал ветки. Холодно было
деревцу. Его никто не согревал, как хозяин родного сада. Он в мороз
разжигал в саду костры и тёплым дымом оберегал деревья от заморозков.

Растаял снег. Высохла земля. Солнце грело всё сильнее и сильнее.
А дождей не было. Высохла трава. Не цвели ромашки и колокольчики.
Некому было поливать дерево в засуху. Яблоня сохла, сохла и высохла окончательно. Так и стоит одиноко посреди поля сухой чёрный ствол
яблони до сих пор.

А на родном дереве Яши, как всегда, было
много яблок. Их собирали взрослые и дети.
Ели. Сушили. Варили компот, варенье, пили
яблочный сок, ели яблочный мармелад, пекли
пироги с яблоками и хвалили свою добрую
щедрую яблоню, любили и берегли её от
засухи и мороза
Известные режиссёры - супруги Кама Гинкас и Генриетта Яновская,московского театра Юного зрителя член Йельского репертуарного театра США.
4 марта смотрела в ТЮЗе спектакль по сценарию Фернанда Кромелинка "Прощай ты, ты,
режиссёра Генриетты Яновской.
5 марта спектакль "Счастливый Принц" по Оскару Уайльду режиссёра Камы Гинкаса.Зрителей много. Много молодёжи. Поразительные спектакли. Необыкновенно всё: режессура, декорация, костюмы..
В следующее воскресенье Много музыки, пластики, света. Важно всё.К примеру: в начале спектакля Яновской КРАСНЫЙ занас. Окончание спектакле при чёрных.
Прививается современный изысканный вкус молодёжи. Отрадное впечатление. Потрясение от спектакля, где даже в сказке глубокий философский вкус13 марта иду в ТЮЗ на спектакль "Романтики",по Эдмону Ростану, режиссера
А.Дрознина

Портрет. Рассказ.

Как-то в воскресенье Лолу остановил сокурсник.

- Сделай доброе дело, а? Не откажи. Никого из художников, как нарочно, нет дома! Пожалуйста, нарисуй за меня и отнеси завтра в "Муштум" карикатуру. Ночью с оказией улетаю в Палангу в "Дом творчества художников". Вот тебе тема. Выручай! С меня причитается!

Рисунок на незамысловатый сюжет утром был в редакции. Он благополучно вышел под фамилией художника. Гонорар за рисунок художник попросил передать автору. Так открылся секрет, который весьма удивил редактора, но с тех пор Лоле стали заказывать карикатуры, в основном, на бытовые темы, так как считалось, что сатира дело серьёзное, а посему, сугубо мужское!

Вскоре появились почитатели её пышнотелых, большеглазых женщин в национальном вкусе, изображениями которых оклеивали кабины шофёры, а школьницы засыпали её восторженными письмами. Дело в том, что Лола оказалась первой и единственной в Республике ЖЕНЩИНОЙ-КАРИКАТУРИСТОМ, как, в своё время, стала единственной девушкой в институте на отделении графики, пробив брешь в мужской стенке! Оскорбленные и униженные сим однокурсники неустанно, зло и изобретательно мстили за это. Каждый семестр факультет вывешивал у деканата изрядную стенгазету на трех листах ватмана, где её персона составляла большую часть злых уродливых карикатур, хотя в действительности всё в Лоле было пригожим - и лицо, и одежда, и стать. У газеты вечно покатывалась от хохота толпа студентов...

На практике однокурсники подкладывали в её чемодан кирпичи, и невозмутимо наслаждались, видя как Лола, надрываясь перетаскивает неподъёмный груз. На экзаменационных просмотрах оказывалось, что именно её рисунки, "совершенно случайно", в аудитории порваны, либо вымазаны краской, или вообще бесследно исчезли, за что Лолу, на откровенную радость сокурсникам, зачастую лишали стипендии, даже на дипломном курсе!

После окончания института со специализацией "оформление и иллюстрация книг" её, как единственную девушку, направили на работу в престижное издательство художественной литературы "Гафура Гуляма" художественным редактором. Видимо, возмущённый этим, главный редактор, не поднимая глаз, сухо отказал в приёме на работу, "в связи с отсутствием вакансии". До появления оной министерство Культуры временно перенаправило Лолу на телевидение, что затянулось на добрых пять лет. Но и там Лола оказалось - первой и единственной ЖЕНЩИНОЙ - ХУДОЖНИКОМ-ПОСТАНОВЩИКОМ на Узбекском телевидении, где пришлось также мучительно добиваться уважения всех - от монтировщиков декораций - до главного художника.

В качестве карикатуриста, как бы в назидание сокурсникам, Лола довольно скоро обрела известность и успех. Её лёгкие жизнерадостные рисунки в "Муштуме" благожелательно заметили в республиканских сатирических журналах, и в Москве нередко перепечатывали карикатуры, о чём Лола узнавала по гонорарам - приходящим Бог весть откуда, а однажды даже в долларах из Японии. Впервые в "Крокодиле" её рисунок появился в Юбилейном номере от Узбекистана. Затем два рисунка удостоились публикации в "Библиотечке Крокодила".

Однако Лола не строила особых иллюзий по поводу своих работ и рискнула, проездом через Москву, показать, для сравнения со столичным уровнем, свои работы в "Крокодиле". В сером сумрачном 12 этажном громоздком здании издательства "Правда", сурово глядящем во все окна на Савёловский вокзал и кишащие внизу суетливые машины, на её звонок в редакцию появился главный художник, который молча выслушал её, взял папку с рисунками и исчез. Через час, с невозмутимым видом, вернул папку и, предвосхищая вопросы, как отрезал: "Редколлегия взяла 7 рисунков и автошарж в номер. До свидания".

Через месяц, возвращаясь домой, она без энтузиазма позвонила с вокзала в редакцию. "Слушаю" - ответил голос главного художника.

- Прошу прощения, что с моими рисунками? Можно ли их забрать?

- Нет. Они в типографии, печатаются в номере. До свидания!

"Странно, - подумала Лола - возможно, я ослышалась или что-то неправильно поняла?" Практически это невозможно, ведь материалы в номер берут за два-три месяца и более! Дома в "Муштуме" её встречали, как героиню. Все поздравляли, восхищались и откровенно завидовали, осведомлённые, что в типографии, как обычно, с матриц печатается последний "Крокодил", в котором Лоле посвящена целая страница, в рубрике "Впервые в Крокодиле".

Мастер цеха деловито осведомился:

- Сколько экземпляров возьмёте?

- Сто, - весело отшутилась Лола. Мастер без удивления ответил:

- Сразу не вынесете, придётся брать частями!

Через два года по работе судьба нежданно-негаданно забросила Лолу надолго в Москву, где она осталась навсегда, "как талантливый национальный кадр", заодно окончила в Университете Искусств заочный факультет живописи и рисунка у Стелы Матвеевны Манизер. В Москве с заказами не было проблем, а женщин-художников было, пожалуй, больше, чем мужчин. В "Крокодиле" Лола стала печататься регулярно. В редакцию ей приходили письма не только от местных ценителей её утончённых карикатур, но даже от заграничных почитателей. Со временем она стала корреспондентом "Крокодила". Редакция находилась на последнем этаже издательства, в котором обретались все известные журналы. Коридор "Крокодила" украшали во всю стену две сатирические картины Кукрыниксов.

Не секрет, что в СССР существовала жёсткая цензура. Посему каждый номер журнала утверждался в ЦК КПСС. Не прошедшие сквозь сито цензуры статьи, рисунки, картины снимались с очередного номера и с выставок. Неуклонно соблюдались железные рамки иерархии. Обложку заказывали непременно Заслуженным и Народным художникам. По рангу Лола находилась где-то внизу, как "молодой карикатурист из провинции", даже не член Союза Художников, куда вступить было крайне трудно. Посему, когда её поздравил с публикацией на обложке технический редактор Мочалов, удостовериться в оном ни у кого Лола не рискнула, и приняла за бестактную шутку. Дело в том, что главный редактор Дубровин Евгений Пантелеевич, обладатель ярко-голубых глаз и строгого румяного лица, обычно монументально восседал в безразмерном дубовом кабинете под пальмами. Обратиться к нему можно было лишь в крайнем случае, и только через деловую озабоченную секретаршу. А главный художник - суровый неразговорчивый высокомерный Крылов Андрей Порфирьевич - сын одного из "Кукрыниксов", весьма востребованный художник, не баловал редакцию своим присутствием и не выносил лишних разговоров. Стены его кабинета украшали сатирические портреты созвездия художников-крокодильцев.

Утверждали темы, заказывали рисунки в номер и принимали готовые - на редколлегии в большом зале за длинным дубовым столом трижды в месяц, в присутствии именитых художников и писателей-сатириков. Опубликоваться в "Крокодиле" было сверхпрестижно. Его тираж составлял ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ! Многие художники и писатели-сатирики тщетно пытались напечататься в нём хоть раз. Корреспондентами "Крокодила" тогда были друзья-журналисты Моралевич, высокий, курносый, улыбчивый, с ресницами до бровей, и стройный молодой брюнет, с приятной внешностью, Киреев, ныне известный писатель и слегка полысевший преподаватель Литературного института. К изумлению Лолы, действительно, обложку свежего "Крокодила" украшал её рисунок, хотя её заказывали Народному художнику Семёнову. Оказывается, цензура запретила её печатать из-за "позорящего коммуниста изображёния в семейных трусах", и приказала рисунок Лолы переместить на обложку. В нём мило обыгрывался сюжет по сказке "О рыбаке и золотой рыбке".

Затем нередко в номере появлялись её большие многофигурные карикатуры. ПОРТРЕТ Лолы, то бишь шарж блистательного карикатуриста Жени Шукаева, как-то незаметно и естественно поселился, в числе других, в кабинете Крылова, где Лола была изображена с глазами на пол лица, окруженными частоколом длиннющих ресниц.

Другим нежданным-негаданным подарком судьбы явилась публикация её рисунков в серии "Мастера Советской карикатуры". Кстати, одну из рекомендаций в Союз Художников ей дал впоследствии главный художник Крылов, другую, ныне здравствующий, 104-летний патриарх сатиры, Борис Ефимов, который в войну числился в списке Гитлера "на первоочередное уничтожение при захвате Москвы, как рисовавший на него убийственные карикатуры". Лола сотрудничала с ним также в "Агитплакате". Они вывешивались на улицах Москвы в специальных витринах . Её двухметровый плакат тех лет "О необходимости использовать лошадей в народном хозяйстве" и поныне экспонируется в музее "Коневодство".

С распадом СССР, при редакторе Алексее Степановиче Пьянове, предоставленный самому себе на выживание, знаменитый на весь мир и любимый народом "Крокодил", издававшийся непрерывно с 1922 года, отметив в кинотеатре Октябрь своё 80- летие, вскоре разорился и перестал быть!

Ныне выходит некий частный "Новый Крокодил", но это совсем другой журнал и совсем другая история.

* * *

Красавица. Рассказ.

В войну в "Старом Городе", в общем ташкентском дворе, поселилась немецкая семья, мать и дочь, - переселенцы с родных мест Поволжья. Это была своего рода разновидность коммуналки, с общим двором, со всеми удобствами на улице, хотя о коммуналках никто отродясь здесь не слыхал. Мать, Нина Ивановна - высокая статная, ухоженная женщина, с укладкой коротких светлых волос, всегда с накрашенными губами и маникюром, похожая на модную кино-диву, и её удивительная дочь - отчаянно рыжая, долговязая, веснушчатая Рита Рунге, с пронзительно голубыми васильковыми глазами.

Такой рыжей никто никогда из окрестных обитателей не видывал. Всем на удивление, она, к тому же, обладала густыми рыжими ресницами, рыжими бровями и тяжёлыми рыжими косами ниже пояса, всегда заплетенными широкими яркими лентами, с бантами на конце, ежедневно другого цвета, в течение недели. Возможно, именно поэтому кто-то из местных острословов, шутки ради, назвал её КРАСАВИЦЕЙ! С тех пор, иначе, как КРАСАВИЦА, никто Риту Рунге не называл, а Нину Ивановну "матерью Красавицы".

В свои 13 лет Красавица выглядела на все 16! На неё обращали удивлённое внимание все встречные, оборачивались вслед, что она с детской непосредственностью принимала за естественное восхищение её красотой. Жила наша отрада, то бишь "Красавица", с мамой, как пела без устали во дворе и по радио знакомая пластинка, "в высоком терему", в маленькой комнате общего дома на высоком фундаменте, в которую невозможно было заглянуть, так как окно находилось выше роста. Кроме друга семьи, молчаливого седовласого моложавого Рустама Уткуровича, которого за глаза все называли "хахалем матери Красавицы", у них никто никогда не бывал. Где и кем работала мама, чем семья занималась вечерами, когда телевизоров не существовало, никого особенно не интересовало.

Как вся наша детвора, Красавица без устали прыгала с девчонками в верёвочку, играла в лапту, ходила с ведром к водопроводу за водой. Из высокого окна Красавица постоянно выглядывала в ожидании, когда начнут играть девчонки, и тотчас выбегала во двор. Дверь - напротив - двери от них жила зажиточная русская семья: тетя Варя с мужем дядей Мишей, и дошкольниками - Петей и Катей. Они обладали обширным подвалом в фундаменте, куда вела лестница, и хранились изрядные запасы продуктов, солений и варений.

В свои 13 лет Красавица выглядела на все 16! На неё обращали удивлённое внимание все встречные, оборачивались вслед, что она с детской непосредственностью принимала за естественное восхищение её красотой. Жила наша отрада, то бишь "Красавица", с мамой, как пела без устали во дворе и по радио знакомая пластинка, "в высоком терему", в маленькой комнате общего дома на высоком фундаменте, в которую невозможно было заглянуть, так как окно находилось выше роста. Кроме друга семьи, молчаливого седовласого моложавого Рустама Уткуровича, которого за глаза все называли "хахалем матери Красавицы", у них никто никогда не бывал. Где и кем работала мама, чем семья занималась вечерами, когда телевизоров не существовало, никого особенно не интересовало.

Как вся наша детвора, Красавица без устали прыгала с девчонками в верёвочку, играла в лапту, ходила с ведром к водопроводу за водой. Из высокого окна Красавица постоянно выглядывала в ожидании, когда начнут играть девчонки, и тотчас выбегала во двор. Дверь - напротив - двери от них жила зажиточная русская семья: тетя Варя с мужем дядей Мишей, и дошкольниками - Петей и Катей. Они обладали обширным подвалом в фундаменте, куда вела лестница, и хранились изрядные запасы продуктов, солений и варений.

Напротив жила татарская семья: бабушка с дедушкой, мама с двумя сыновьями 4 и 6 лет, и дочерью 7 лет. Остальные многонациональные жители двора - это малоимущие семьи, с немощными стариками. Ни в одной из них не было пьющих, а праздники и дни рождений отмечали чаепитием с пирогами и вареньем и танцами под патефон.

Однажды над доверчивой Красавицей кто-то зло подшутил, посоветовав намазать волосы чесноком, чтобы они стали ещё гуще и красивее. С детской непосредственностью она так и поступила, к удивлению и ужасу соседей, в первое же воскресенье, затем кружилась волчком и бегала кругами по двору с распущенными рыжими космами, завывая от боли, под хохот соседских мальчишек, распространяя волнами вульгарный запах чеснока.

Сбежавшиеся со всего переулка мальчишки хохотали и улюлюкали, потешаясь над Красавицей, и называли обидными словами. Никого из взрослых, видимо, не было дома. К счастью, вскоре появился "мамин хахаль", молча посмотрел несколько минут на происходящее, и так же молча вышел вон. Вскоре он вернулся с банкой кислого молока, купленного у соседей, и вылил содержимое на голову несчастной Красавицы. Потом вынес термос с чаем, вылил содержимое в таз, разбавил холодной водой, и ополоснул им голову несчастной. Красавица вскоре успокоилась, затихла и из дома в тот день не выходила. "Шутник" напрасно прождал до вечера скандала. Публика тоже разочарованно разошлась.

Соседи же от стыда несколько дней не казали глаз, а при встрече издалека здоровались кивком и молча пробегали мимо. С тех пор Красавица перестала выглядывать из окна и не выходила играть с девчонками во двор, а на их приглашения - не отзывалась. Стали ли гуще её волосы, где она теперь, и как сложилась её жизнь, - неизвестно! Кажется, они уехали после войны на родину, в своё немецкое Поволжье, к своим немецким землякам, подальше от жестоких бессердечных шутников, а может быть вернулись в Германию: Как знать.

КОНЕЦ

Розовый слон. Сказка

Розовый слон

У слона Жени и слонихи Мани родился прелестный слонёнок.Он был особый, не как все. Весь нежно-розовый от ушей до хвоста. Называли слоника, конечно, раньше просто малыш. Когда он подрос и пошёл в школу,его все называли Романом, даже Романом Евгеньичем. Учиться Рома любил. Получал исключительно отличные отметки.Поэтому с дню рождения первокласснику Роману папа с мамой напечаталижурнал Розовый СЛОН. и преподнесли самый первый номер журнала именинику.С тех пор журнал выходит постоянно и его могут выписать и читать все.

Была у Розана ещё одна особенность - он любил по ночам летать, превратившись в розовое облако. А случилось это так: к нему на хобот села прекрасная большая бархатная бабочка. Поражённый её красотой, Роман тихо, чтобы не спугнуть бабочку, спросил:

- Извините, я вижу вас впервые. Неужели вы живёте в наших краях?

- Нет, нет,я была здесь в гостях у знакомой стрекозы.Живу я далеко отсюда. А мои предки появились на земле 57 миллионов лет назад в современной Дании, где я и живу. Приглашаю вас к нам в гости.Вы такой необычный, что все будут рады познакомиться. Меня зовут Эля.

- Ах, извините. Забыл представиться. Можете звать меня просто Рома. Конечно, я с радостью полечу с вами хоть сейчас,- ответил слонёнок, првратился в розовое облако и улетел с бабочкой Элей. Вернулся он домой только утром. Благо, было воскресенье и идти в школу не требовалось. Роман проспал до обеда. Мама и папа очень испугались и решили, что их сын болен.Врач осмотрел Романа и успокоил:

- Ваш сын совершенно здоров. Видно он много играл и бегал днём. Выписал ему ведро мороженого и банку варенья.

Слонёнку Роману так понравилось летать, что он почти каждую ночь вылетал из дома и в спешке часто оставлял открытым окно. Тогда отец и мать стали запирали окно, но Рома открывал его и улетал.Он знал теперь все улицы и парки, поэтому, окончив школу, Рома стал эжкскурсоводом и возил на себе детей по городу, а летать ему запретил мер города, чтобы не повредил провода.